Депутатские новости

Блог депутата Законодательного Собрания Калужской области Нины Илларионовой

  • Опубликовано: 28.09.2018
  • Тема: Политика
  • Комментарии:

Олег Шеин об исполнении бюджетов ПФ, ФСС и ФОМС за 2017 год

Новости политики |

25 сентября Государственная Дума рассмотрела и приняла в первом чтении проекты федеральных законов № 476175-7 “Об исполнении бюджета Пенсионного фонда Российской Федерации за 2017 год”, № 475670-7″Об исполнении бюджета Фонда социального страхования Российской Федерации за 2017 год” и № 474441-7 “Об исполнении бюджета Федерального фонда обязательного медицинского страхования за 2017 год”. От фракции “СПРАВЕДЛИВАЯ РОССИЯ” по данным законопроектам выступил Олег Шеин:

– На самом деле соглашусь, что против быть очень легко. К примеру, очень легко быть против отмены регрессивной шкалы страховых взносов или очень легко быть против закона о прогрессивном налогообложении. И очень сложно при этих против потом бывает управлять страной и принимать качественные законы. Мы сами видим, что в условиях роста экономики социальное законодательство страны, напротив, начинает сжиматься.

Теперь, что касается содержательной стороны. На самом деле всегда отчеты фондов позволяют лучше понять, что происходит в соответствующих социальных секторах, в соответствующих сферах. К примеру, мы видим, что по итогам 2017 года положение дел в Пенсионном фонде в рамках тех параметров, которые были ему заданы и определены, являлось достаточно устойчивым. И, поэтому, конечно, никакие рассказы о том, что Пенсионный фонд у нас рассыпается на глазах, не основаны на реальном положении дел. Более того, если в 2015 году доля страховых взносов покрывала 67% от затрат Пенсионного фонда на страховые выплаты, то в 2017 году уже 70%, то есть устойчивость Пенсионного фонда по отношению к системе страховых взносов Российской Федерации выросла.

Что касается тех дотаций, которые даёт федеральный бюджет. На самом деле, если мы говорим исключительно про ситуацию с пенсиями, уберём оттуда, к примеру, материнский капитал, другие абсолютно не профильные для Пенсионного фонда направления работы, то это, конечно, никакие не 3,5 трлн руб., эта сумма намного меньше – это порядка одного трлн руб. на покрытие дефицита страховых пенсий, причём сумма эта, о чём справедливо говорил коллега Шурчанов (депутат фракции КПРФ – Прим. ред.) сокращается. Более того, надо понимать, что у нас минимальная социальная пенсия составляет никакие не восемь, не девять тыс. руб., она составляла в прошлом году порядка 4,5 тыс., чуть побольше и, соответственно, чтобы люди имели некий объём денег, обеспечивающий им прожиточный минимум, в соответствии с законом ещё 2000 года, эти люди получают дополнительно из Пенсионного фонда выплаты благодаря бюджетной поддержке в размере трех-пяти тыс. руб. в зависимости от их реальной минимальной пенсии.

По реализации 700 млрд руб. – решение, принятое в 2011 году. Но это же государственное решение, это никакого отношения не имеет к теме страховых выплат. Это правильное абсолютно решение, правильный закон, “СПРАВЕДЛИВАЯ РОССИЯ” всё время предлагала, мы на нём настаивали, но это не тема дефицита Пенсионного фонда, это тема государственной поддержки людей пожилого возраста. Или, к примеру, 440 млрд руб. – возмещение по пониженным взносам. Но эти же взносы государство понизило, не кто-нибудь ещё, вполне логично, что оно должно этот дефицит возмещать в Пенсионный фонд. Поэтому мы видели достаточно устойчивое положение дел.

Второе, что мы видели, – это, конечно, отсутствие сколь бы то ни было реалистичной модели по накопительным пенсиям, порядка 400 млрд руб. выплат, то есть 5% от общего объёма издержек Пенсионного фонда. Накопительные пенсии не пошли, это вполне логично в условиях, когда медианная заработная плата в Российской Федерации составляет 23 тыс. руб. Поэтому нечего фантазировать о том, что сейчас, разрушив государственную пенсионную солидарную систему, мы людей сможем вытолкнуть в накопительные модели. Этого не будет, это невозможно при современных заработных платах в Российской Федерации, и отчёт Пенсионного фонда эти вещи показывает.

Далее. Очень интересная цифра – это сколько же денег Пенсионный фонд потратил на выплаты тем людям, которые решили воспользоваться действующей нормой закона и выйти на пенсию досрочно. Вот те самые люди, кому исполнилось 53 года (женщина), 58 лет (мужчина), кого уволили по сокращению штатов и, соответственно, кто получил право на досрочный выход на пенсию.

Этот вопрос любопытен в том контексте, что сейчас при повышении пенсионного возраста предлагают расширить возможность досрочного выхода на пенсию с двух лет до пяти. Так вот, для этой категории людей Пенсионный фонд потратил в прошлом году аж три млрд руб., что составляет 0,05% от общих издержек Пенсионного фонда. То есть, очевидно, мы говорим о достаточно ничтожных, микроскопических величинах. И поэтому всё это – широко разрекламированное решение о том, что человек может выйти на пенсию на пять лет раньше, досрочно, не реализуемо. Или, точнее, реализуемо в библейском контексте, что, скорее, верблюд пройдёт сквозь то самое игольчатое ушко, чем человек, которого уволят по достижении возрастной отметки в 56-57 лет, сможет на пенсию выйти досрочно. Отчёт Пенсионного фонда по цифрам это очень ярко показывает.

Далее. Очень интересная цифра – сокращение числа людей, которые имеют право досрочно выйти на пенсию по спискам 1, 2, по вредностям. В 2016 году – 5,8 млн, в 2017 году – 5,2. На 10% сократилось количество людей, имеющих право на досрочный выход, по отчёту.

Это о чём говорит? Это аукается с СОУТ (спецоценкой условий труда). Теперь уже система определения, вредное или невредное рабочее место, изменилась, и соответственно рабочее место, которое вчера считалось опасным, сегодня считается безопасным по отчётности. И, стало быть, количество людей, которые имеют это право, резко сокращается. Напомню, что с 1 января у нас заканчивается тот самый переходный период, и соответственно со следующего года надо ожидать буквально обрушения (и дополнительно – качественного) количества людей, имеющих право на досрочный выход на пенсию. Отчёт Пенсионного фонда по 2017 году этот вызов очень ярко показывает, как, собственно, и нежелание с этим вызовом что-то делать.

И ещё одна вещь очень интересная. У нас в связи с демографическими изменениями (это очень ярко фиксируется по Пенсионному фонду и по Фонду социального страхования) возникает экономия государственных денег. В прошлом году рождаемость упала. Если в 2016 году у нас родилось 1,8 млн человек, то по прошлому году – 1,6. Соответственно это отразилось и на количестве семей, которые рождают второго ребёночка, то есть соответственно, где есть вроде бы право на материнский капитал. Но это право не было в том контексте реализовано и, соответственно, экономия составила порядка 5,5% от общего количества запланированных денег. Такая же экономия возникла по пособиям по материнству (детству), там уже 6% и по беременности и родам, там порядка 7%. Причем? это достаточно серьезные деньги, скажем, по беременности и родам это примерно 10 млрд руб., которые не были доплачены.

Казалось бы, чего проще: демографический провал, яма, спад. Ну, взять и принять решение о том, что эти средства нужно перераспределить между теми людьми, кто детей все-таки родил, чтобы это пособие увеличить, чтобы не просто его проиндексировать по инфляции, а, чтобы обеспечить его некий рост, чтобы стимулировать рождаемость. Однако нет, принимается другое решение о том, что, ну и замечательно, детей родилось меньше, мы на этом сэкономим государственные деньги и, соответственно, мы отчитаемся сегодня в Государственной Думе Российской Федерации о том, что здесь у нас возникла экономия. Это замечательно абсолютно. Хочу сказать, что такая же экономия будет и в текущем году.

Кстати, все эти экономии говорят о некачественном планировании государством. Ведь демографические волны считаются очень легко. И не надо быть крупным специалистом в демографии, чтобы обеспечить некий относительно корректный прогноз на будущее. Но ведь это означает, что никаких демографических волн никто не считает ни при повышении пенсионного возраста, ни при оценке рождаемости в 2017, 2018 или 2019 годах. И отсюда возникают эти самые квазиэкономии. “СПРАВЕДЛИВАЯ РОССИЯ” считает принципиально важным эти деньги перераспределить между людьми.

Далее, дискуссия по поводу регрессивной шкалы. Тут мы услышали официальные оценки Пенсионного фонда – 350 млрд руб., которые Пенсионный фонд недособирает. Этих средств с лихвой хватило бы, чтобы обеспечить ту же самую индексацию на 7%, ради которой собираются угробить в следующем году право двух миллионов человек получить пенсию в 55 и 60 лет. Примерно 90 млрд руб. – такая же экономия по Фонду социального страхования. Но я хочу вернуться к спекулятивному аргументу о том, что если мы это сделаем, введем плоскую шкалу, то тогда у нас правление Роснефти будет получать сумасшедшую пенсию. Нет, не будет. Я еще раз хочу подчеркнуть, что Россия подписала Конвенцию Международной организации труда 1952 года вместе с рекомендациями 1944 года, согласно которой для высокооплачиваемых категорий работников вводится потолок ограничения, и мы этим ограничением, кстати, вовсю пользуемся в Российской Федерации применительно, к примеру, к расчетам пенсионных выплат по людям с советским стажем, я имею в виду коэффициент 1,2. То есть можно отнять, убрать потолок, ограничивающий страховые взносы в отношении высокооплачиваемых работников и обойтись без многомиллионных пенсий применительно к топ-менеджерам Российской Федерации. Согласно международным соглашениям, нашей страной ратифицированных, можно это делать, и я прошу впредь этот спекулятивный аргумент не использовать.

По медицинскому страхованию мы сохраняем нашу прежнюю позицию^ “СПРАВЕДЛИВАЯ РОССИЯ” выступает, конечно, против того, чтобы деньги из государственного бюджета передавались в государственные больницы, поликлиники через частные компании.

Мы полагаем это противоестественным, это уход государства из-под государственного управления и те же самые 50 млрд руб. можно спокойно было бы оставить в государственном бюджете. Ну, а если кто-то не справляется с этими задачами, у нас много безработных в стране, и я уверен, что найдутся специалисты, которые эту работу смогут выполнить, правда, тогда не будет частных компаний и, соответственно, частной прибыли.

И последняя реплика про самозанятых. Нет никаких самозанятых, или точнее есть, только небольшая доля, 15%. В первую очередь речь идет о наемных работниках, которых загнали в неофициальную занятость, и именно о том, чтобы заставить бизнес вывести этих людей на “белый рынок”, мы и говорим. Это даст Пенсионному фонду в год 2,5 трлн руб., Фонду медицинского страхования – примерно полтриллиона, а Фонду социального страхования, по нашим оценкам, – около 200 млрд руб. И с этими оценками, очевидно, никто не спорит.

Поэтому мы голосуем против данного пакета, поскольку его реализация и прокладывает дорогу к дальнейшему обрушению социального страхования в Российской Федерации.

Статус:

Опубликовать в своем блоге livejournal.com


Выскажите свое мнение

© 2010-2012 Депутатские новости. Все права защищены. RSS